Творческое объединение "Книжный клуб"
   
  Издательство Творческое объединение "Книжный клуб"
 
   
  170100 Россия, Тверь, ул. Советская, 54
тел. (4822) 417155  
tverbook@mail.ru  
   
 

Тверская старина № 29

Тверская старина № 29

Тверская старина.
Иллюстрированный историко-культурный, научно-популярный и краеведческий журнал. № 29. 2009. 208 с.

 

Редакционный совет:

В.И. Коркунов (Кимры), Н.А. Лопатина (Торжок), П.Д. Малыгин (Тверь), М. Митник (Нью-Йорк), В.А. Петрицкий (С-Петербург), Д.Л. Подушков (Удомля), А.М. Салимов (Тверь), С.И. Сенин (С-Петербург), А.Н. Семёнов (Тверь), Ю.М. Смирнов (Тверь), Е.И. Ступкин (Вышний Волочёк), А.В. Шитков (Старица).

 

Оригинал-макет – ТО «Книжный клуб»
Генеральный директор – А.С. Полосков

Технический редактор – Т.Ю. Саватеева

Дизайн – Н.Ю. Комлева

Содержание

А.С. Пушкин
"Клеветникам России".

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ. ИССЛЕДОВАНИЯ. АРХИВ
П. Малыгин
Западноевропейские дипломаты  и путешественники XVI−XVII вв. о Твери.
А. Семёнов
К 125-летию Тверской ученой  архивной комиссии.
И. Воробьёва, Н. Штыков
Тверская ученая архивная комиссия  и ученые Санкт-Петербурга: научные и личные контакты.
А. Шаплов
Август Казимирович Жизневский. (К 190-летию со дня рождения).
В. Исаков
«Слово о полку Игореве» − неразгаданная тайна русской словесности.

 

НАШЕ ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ
С. Глушков
Монастырь на истоке. (К 100-летию Ольгинского монастыря).

 

ПУШКИНСКИМИ ТРОПАМИ ВЕРХНЕВОЛЖЬЯ. К 210-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ А.С. ПУШКИНА
А. Пьянов
«Вельяшева, мною некогда воспетая…» Этюд к «Пушкинскому альбому». (Памяти Юрия Леонидовича Керцелли).
Г. Катрук
Забытой усадьбы мотив.

 

ПОДВИЖНИКИ
Ф. Ходаков
Г.Я. Ходаков - исследователь, краевед, пушкинист.

 

КОЛЛЕКЦИИ И КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ. ПОИСКИ И НАХОДКИ
А. Семёнов
Дело 5-го ЗСБ.

 

ТВЕРСКОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ
С. Кутейников
Последний луч классической зари. (К 240-летию со дня рождения В.А. Озерова).
С. Поташкин
Усадьбы и парки Тверского уезда. (От расцвета до заката).
С. Сенин
Погост Бежицы.
С. Шитков
Белокаменных дел мастер старицкий зодчий Матвей Чернятин.
В. Сысоев
Дуэль под Торжком.

 

ТВЕРСКИЕ НАУЧНЫЕ ЦЕНТРЫ, КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ. ХРОНИКА
Л. Скаковская
О краеведческих аспектах деятельности Тверского регионального центра русского языка и культуры.
И. Черных
О 13-м заседании научно-методического семинара «Тверская земля  и сопредельные территории  в древности».

 

БИБЛИОГРАФИЯ
Н. Романова, Н. Волкова
Новые краеведческие поступления в Тверскую областную библиотеку имени А.М. Горького.

 

ЮБИЛЕИ

 

КОРОТКО ОБ АВТОРАХ

 

А.А. Ахматова
120 лет со дня рождения.

 

А.С. Пушкин
"Клеветникам России"

О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

 

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

 

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага,
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага —
И ненавидите вы нас...

 

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?

 

Вы грозны на словах — попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?

 

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

 

Исторические документы. Исследования. Архив

П. Малыгин

 

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ДИПЛОМАТЫ И ПУТЕШЕСТВЕННИКИ XVI−XVII вв. О ТВЕРИ

 

Верхневолжье и сама Тверь располагались на важнейшей дороге Новгород-Москва, которая с конца XV в. называется Большой Государевой дорогой, связавшей центр России с Прибалтикой. Именно по ней в Москву держали путь большинство иностранцев. Соответственно Твери в их сочинениях отведено определённое место. Для периода с нач. XVI по кон. XVII вв. выделяется 19 авторов, чьи записки в части, касаемой Твери, наиболее информативны.

Среди них свидетельства трех итальянцев − Альберто Кампенезе (Кампенский) (1523−1524), Рафаэля Барберини (1564), Антонио Поссевино (1581−1582); трех южных немцев-австрийцев − Сигизмунда Герберштейна (1517 и 1526), Иоганна Фабри (1525), Августина Мейерберга (1661−1663) и трех шведов − Петра Петрей (1603−1611), Эрика Пальмквиста (1674), Юхана Видекинда (1671−1672), писавших о событиях начала XVII в. Кроме этого следует отметить записки двух англичан − Джилса Флетчера (1588−1589), Патрика Гордона (1661); голландцев − Николааса Витсена (1665), Яна Стрейса (1668, 1675); датчан − Якоба Ульфельдта (1575, 1578−1579), Иоганна Лунда (1603); лифляндцев (ливонцев) − Иоганна Таубе (1564−1571), Якоба Рейтенфельса (1671−1673); голштинца Адама Олеария (1634) и поляка Матвея Меховского (1517). Однако особо следует отметить, что о Твери не писали известные французские авторы Де ла Невилль, Жак Маржерет и Де Ту, т. е. французских записок о Твери XVI−XVII вв. просто нет.

Следует особо подчеркнуть, что А. Кампенезе, И. Фабри, Ю. Видекинд и М. Меховский никогда не были в Твери и в России, а писали свои сочинения по опросам очевидцев и уже известной литературе, это так называемые «кабинетные» иностранцы, писавшие о России.

По хронологическим периодам распределение авторов-иностранцев выглядит так:

− начало XVI в. − 4 автора;

− период царствования Ивана IV, Фёдора Ивановича, Бориса Годунова и Смутное время − 7 авторов;

− XVII в. после Смуты − 8 авторов.

Информация о Твери содержит ряд характеристик города.

Размеры Твери. Впервые поляк М. Меховский в 1517 г., а вслед за ним С. Герберштейн применили к Твери как к городу эпитет «большой», а итальянец голландского происхождения Кампенезе в 1524 г. употребил ещё и эпитет «огромный». При Иване Грозном Тверь по-прежнему именуется «большим» городом итальянцем Р. Барберини (1564), ливонцем И. Таубе (1564−71) и папским послом А. Поссевино (1581−82). В XVII в. подобные эпитеты для Твери не употребляются, и лишь ливонец Я. Рейтенфельс (1671−1673) назвал Тверь «немалым» городом.

Экономика (хозяйство) Твери. Характеристика экономики Твери впервые дана датским дипломатом Я. Ульфельдтом в 1570-х гг., но на период до опричного похода 1569 г.: Тверь «торговый» и «весьма богатый» город. В нач. XVII в. швед Петрей отмечал, что до Смутного времени в Твери были «чрезвычайно богатые граждане и купцы, лучшие и искуснейшие во всей земле кузнецы, которые куют железо и медь». В 1674 г., судя по запискам шведского военного агента Эрика Пальмквиста, Тверь не утратила своих торговых и ремесленных традиций, поскольку город имеет «громадное торговое значение» и в нём «работают лучшие во всей России кузнецы и медники». Я. Рейтенфельс подтверждает, что Тверь «знаменита кузнечным производством… более чем остальными ремёслами».

При характеристике визуальной привлекательности Твери мы не будем учитывать «кабинетных» авторов, которые этого города никогда не видели и обратимся к Р. Барберини (1565), назвавшим Тверь «хорошим городом». П. Петрей (1603−1611) отметил в Твери «много красивых церквей, монастырей и часовен, каменных и деревянных». Итальянец А. Поссевино (1581–1582) и датчанин И. Лунд (1603) видели Тверь издали на значительном расстоянии. Город «лежащий в долине» показался им «красивым» и «прекрасным». В XVII в. швед Э. Пальмквист был единственным из иностранцев, кто отметил, что «положение» Твери «на берегу реки Волги замечательно красиво».
Помимо описаний, в XVII в. появились первые гравюры и рисунки Твери А. Олеария, А. Мейерберга и Н. Витсена, а Э. Пальмквист составил в 1674 г. план Твери, считающийся древнейшим из дошедших до наших дней. Но это особая тема.

Впервые на общероссийскую значимость Твери обратил внимание только в 1560−70-х гг. И. Таубе, назвав её «известным» городом. На обобщающую характеристику роли Твери западноевропейцы не решились, и только Э. Пальмквист, предвидя будущую Северную войну, оценил Тверь как бы за всех иностранцев, вместе взятых: «Тверь одно из главнейших и замечательнейших мест во всей России… Русские сами считают Тверь ключом всего своего государства, так как именно здесь единственная переправа через реку Волгу, особенно для всех приходящих с Запада…».

Весьма ценны и показательны редкие сравнительные характеристики Твери XVI−XVII вв. с другими городами. К сожалению, при этом Тверь не сравнивается с европейскими центрами, речь идет исключительно о русских городах. «Кабинетные» авторы нач. ХVI в. сравнивают Тверь по величине исключительно с Москвой:

− «город, превосходящий Москву размерами и великолепием» (А. Кампенезе. 1524);

− «не меньше, чем Москва» (И. Фабри. 1525).

К сожалению, мы не можем в полной мере доверять этим характеристикам авторов, не видевших Твери, тем более, что ни один из посетивших наши края иностранцев в XVI в., Тверь с Москвой и другими городами не сравнивал. Зато в XVII в. целых три автора, проехавших через Тверь, сравнили её с соседним Торжком:

− А. Олеарий (1630-е): «Тверь несколько больше Торжка»;

− Н. Витсен (1665): «Тверь, городок, похожий на [Торжок]»;

− Я. Стрейс (1668, 1675): «Тверь немного больше Торжка».

С подобными сравнениями согласуются уникальные сведения знаменитого английского автора, посланника Елизаветы Английской к царю Фёдору Ивановичу Джильса Флетчера (1588−89) о городских пошлинах: «платит каждый год тяглом и податью… Торжок и Тверь [по] 8 000 руб. [для сравнения Псков − 18 000 руб.]… Город Москва платит ежегодно пошлины 12 000 рублей…»

Драгоценно для нас и единственное сравнение Твери с крупными русскими городами по численности населения, содержащееся в записках А. Поссевино (1581−82): «Я склонен думать, что в Смоленске, Новгороде и Пскове насчитывается одинаковое количество народа… они в конечном итоге насчитывают по 20 тысяч жителей каждый… Но уже гораздо малочисленнее народ в Твери…»

Большой интерес представляют экскурсы иностранцев в политическую историю Твери домосковского периода. В нач. XVI в. такой экскурс сделал лишь С. Герберштейн: «Сын же этого Василия, по имени Иоанн, был весьма удачлив. Именно, как только он женился на Марии, сестре великого герцога тверского, он изгнал шурина и захватил великое княжество Тверское…». Понятно, что речь, с некоторыми неточностями, идёт о первой женитьбе Ивана III на дочери великого тверского князя Бориса Александровича. Мария Борисовна приходилась Ивану III троюродной сестрой. Обручение произошло в Твери в 1447 г., а свадьбу сыграли лишь в 1452 г. в Москве.

В периоды царствования Ивана IV и Бориса Годунова подобные экскурсы в прошлое сделали уже два автора:

− И. Таубе: «…Город Тверь, который в прежние времена имел собственное правление и 30 000 войска и был в состоянии бороться с великим князем [Московским]…»;

− П. Петрей: «Прежде эта страна и город имели собственных князей… Жители чеканили свою серебряную монету; на одной стороне её находилось имя князя, правившего страной [т. е. княжеством], на другой два слова из его титула».

В XVII в. экскурсы историко-политического характера делают уже три автора − южный немец, англичанин и лифляндец:

− А. Мейерберг: «Великий князь Ярослав Всеволодович… построил город Тверь …и …отдал предпоследнему из 9-ти своих сыновей Ярославу с княжеским титулом. С того времени это княжество, имея собственные законы и монету, было самое цветущее из всех русских княжеств… С той поры [1486 г.] это княжество, зависимое от московских князей, стало приходить в упадок…»;
− П. Гордон: «Тверь была некогда отдельным великим княжеством»;

− Я. Рейтенфельс: «Этот город очень долго имел своего отдельного князя, который нередко открыто, военною силою, отражал войско царя».

По отношению к Твери самым эмоциональным следует считать «кабинетного» шведского историографа Юхана Видекинда (1671−72). Детально изучив события 1609 г., разумеется, со шведских позиций, он не удержался и перешёл на поэтический лад. Единственное стихотворное по форме впечатление о Твери иностранцев XVI−XVII вв. так и называется − «Тверь»:

«Пышный Московии град, что тройной омывают волною
[Тьмака], Тверца и сама Волга, довольство неся,
Тучность окрестных полей тебе злаки родит, а торговля
И ремесло мастеров много богатства дают.
Храмы в руинах, дома в разореньи ужасном и жалком:
После пожара поляк вот что оставил тебе.
Новое счастье пришло, когда шведы в войне победили.
Злая противников рать прогнана ими была.
Якоб [т. е. Делагарди] в открытых полях нанес врагам пораженье:
Зборовский был там разбит с войском в пять тысяч бойцов;
Тысяч двенадцать привел туда же свирепый Сапега,
Скоро, однако, и он пал и постыдно бежал.
С миром ты вновь расцвела и помнить должна благодарно,
Как в минуту беды шведы тебе помогли».

 
наверх