Творческое объединение "Книжный клуб"
   
  Издательство Творческое объединение "Книжный клуб"
 
   
  170100 Россия, Тверь, ул. Советская, 54
тел. (4822) 417155  
tverbook@mail.ru  
   
 

Дорогами памяти.
По местам Твери и Тверской области, связанным с политическими репрессиями 1930–1940-х гг.

Дорогами памяти - Скорбные вехи репрессий_2

Дорогами памяти.

По местам Твери и Тверской области, связанным с политическими репрессиями 1930–1940-х гг. Путеводитель. – Тверь : ТО «Книжный клуб», 2009 – 28 с. цв.

 

Ответственный за выпуск Е.В. Вартанова.
Составители: Е.В. Вартанова, В.В. Глафирова.
Редактор М.А. Ефимов.
Фотограф О.В. Моисеева.

 

Генеральный директор – А.С. Полосков.
Технический редактор – Т.Ю. Саватеева.

Дизайнер – И.Ю. Бодалёва.

 

Издание осуществлено при поддержке Мемориального комплекса «Медное»
Адрес: 170521, Тверская обл., Калининский р-он, село Медное.
Тел./факс (4822) 38-83-84

E-mail: mkmedn@ tvcom.ru

 

 

В предлагаемом вашему вниманию путеводителе рассказывается о наиболее известных местах в Тверской области и городе Твери, связанных с политическими репрессиями. Одни из них достаточно известны: Мемориал Медное, Нилова пустынь, другие – хотя и мало известны, но зафиксированы в разрозненных публикациях. Среди рассматриваемых нами объектов: места массовых захоронений, памятные места, где ежегодно 30 октября проходят массовые мероприятия; здания, где располагались репрессивные структуры; места заключения – тюрьмы, колонии и др. География их не столь широка: в основном это областной центр – город Тверь (с 1931 г. именовавшийся городом Калинин), Калининский район, город Торжок и в Осташковском районе – монастырь Нилова пустынь. Хронологически материал охватывает период репрессий 1930–1940-х гг. и период реабилитации и увековечивания памяти их жертв.

Региональный аспект темы политических репрессий имеет свои особенности, но в целом он неотделим от общей истории нашей страны в этот период. Масштабы репрессий в Тверской области отличаются от других регионов только количеством жертв.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Дорогами памяти.
Здание современной Медицинской академии.
Тверецкий мост.
Памятник жертвам репрессий.
Мемориальный комплекс «Медное».
Новоторжский Борисоглебский мужской монастырь. г. Торжок.

Монастырь Нилова пустынь.

 

 

ДОРОГАМИ ПАМЯТИ

И когда, обезумев от муки,
Шли уже осужденных полки
И короткую песню разлуки
Паровозные пели гудки,
Звезды смерти стояли над нами,
И безвинная корчилась Русь
Под кровавыми сапогами
И под шинами черных марусь.

А. Ахматова

 

Вам будет интересно узнать, что Калининская область, сформированная в январе 1935 г. постановлением ВЦИК СССР, перед Великой Отечественной войной включала в себя 69 районов, в послевоенные годы частично отошедших к Псковской, Смоленской областям. Занимала достаточно большую территорию – более 100 тыс. кв. км и, естественно, имела значительное по численности население, ставшее в годы «большого террора» объектом проводимых в стране политических репрессий. Только расстрелянных жителей области Тверской мартиролог насчитывает более 5 тыс., гораздо выше число репрессированных. Так, при пересмотре хранящихся в архиве Управления ФСБ по Тверской области следственных дел выявлено, что реабилитировано свыше 30 тыс. человек, и эта цифра не окончательна. Работа по увековечению имен репрессированных жителей области в Книгах памяти еще далека от завершения и проходит по сей день. Существует проблема с установлением мест расстрелов и мест массовых захоронений. Ни в одном следственном деле, а также в других документах не имеется подобных сведений. Объяснение этому факту дает подписанный Н.И. Ежовым оперативный приказ № 00447 от 30.07.1937 г., который предписывал: «...приговоры по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение». Местами массовых захоронений в городе Твери и Калининском районе признаны: северная часть территории, прилегающая к Волынскому кладбищу, и территория бывших дач НКВД неподалеку от с. Медное.

Трудности существуют в определении мест заключения репрессированных и в пределах области. Официально сложно подтвердить контингент осужденных по ст. 8 заключенных исправительно-трудовых учреждений – ИТЛ и ИТК, хотя личные документы репрессированных напрямую сообщают об этом. Все эти неясности вполне очевидно вытекают из-за сознательного длительного умолчания.

 

 

ЗДАНИЕ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ
г. Тверь, ул. Советская, 4

В самом центре города, вдоль главной улицы, расположен старинный трехэтажный корпус с двумя симметричными флигелями и парадным внутренним двором. Это здание, предназначенное для мужской гимназии, было выстроено в 1844–1859 гг. по проекту губернского архитектора И.Ф. Львова. Суховатые архитектурные формы, характерные для позднего классицизма, до сих пор поражают своей торжественностью и величавостью.

Сегодня перед его входом и во дворе Вы увидите стайки студентов-медиков в белых халатах и только памятная доска на фасаде с цветами, выложенными перед ней, скорбно и лаконично оповещает о том, что здесь происходило в 1930–1940 гг.

В советское время только краеведы да жители города преклонного возраста знали о том, что здесь находились НКВД и тюрьма. Об этом помнили и многочисленные родственники тех, кто был арестован по 58-й статье и о чьей судьбе они пытались узнать, выстаивая здесь, перед этим зданием, длинные очереди. Больше было известно о том, кто учился и закончил мужскую гимназию: городские экскурсоводы рассказывали о знаменитых ее выпускниках (авиаконструкторе А.Н. Туполеве и других), о том, что здесь, в одном флигеле в 1915 г. располагалась частная музыкальная школа А.В. Александрова, в другом с 1866 г. – Тверской музей. О годах массовых политических репрессий, связавших это здание с трагическими судьбами наших земляков, ставших жертвами политических репрессий, тогда еще нельзя было откровенно говорить. Возвращение к правде, реабилитация жертв тоталитарного режима позволили увековечить их память.

Сегодня мы знаем, что в этом здании в 1935–1953 гг. располагалось Управление НКВД и НКГБ по Калининской области, и здесь же размещалась внутренняя тюрьма. Среди ее заключенных, арестованных по 58-й статье, наши земляки: А.А. Беляков, С.М. Эпштейн, А. Любезнов, Р. Катсон и многие другие. Их личные материалы и воспоминания хранятся в областном краеведческом музее и областном архиве.

 

Здание Медицинской академии.
Здесь в 1935–1953 гг. располагалось управление НКВД и НКГБ.

 

Из воспоминаний А.А. Белякова – преподавателя Калининского пединститута, участника Великой Отечественной войны, персонального пенсионера, арестованного по «карельскому» делу и сидевшего в этой внутренней тюрьме с 9 февраля 1938 г. до 30 августа 1939 г., – «…камера находилась в подвальном помещении этого здания, в ней (тюрьме) проводились допросы, пытки, поздно ночью были слышны выстрелы…».

Ему посчастливилось выйти оттуда живым, тогда как многие из заключенных были здесь же расстреляны.

Весной 1940 г. сюда отдельными партиями привозили польских военнопленных из Осташковского спецлагеря НКВД. Очень непродолжительное время они находились в тюремных камерах в подвале и на чердаке. Ночами вплоть до 19 мая 1940 г. их расстреливали в камере смерти. Бывший начальник Калининского УНКВД Д.С. Токарев дал подробные показания о том, как это происходило.

Для начала обшили стены одной из камер, чтобы не слышно было выстрелов. В первой партии из Осташкова числилось триста человек. Пришлось обратиться в инстанции, чтобы присылали поменьше: за ночь успевали расстреливать двести пятьдесят человек. Это здание стало их последним пристанищем. Свыше 6 тысяч польских военнопленных расстреляны органами Калининского НКВД, а их останки тайно перевезены и захоронены в лесном массиве неподалеку от с. Медное.

В 1953–1956 гг. в здании велись работы по переоборудованию под учебное заведение – мединститут. Сохранились воспоминания его первого ректора Р.И. Гаврилова, принимавшего здание от прежних хозяев, а также воспоминания инженера И.В Соболева. Ему поручили работы по проектировке электротехнического оборудования в мединституте, и с этой целью он обследовал подвальное помещение, этажи и чердак. По его свидетельствам, на тот момент в подвальном помещении сохранился ряд дверей со сложной системой запоров и смотровыми устройствами и явные следы многочисленных перегородок на полу, стенах и потолках; во многих местах стены имели «темно-пропитанную окраску», на большую высоту была отбита штукатурка стен. Но особенно его потрясли помещения подвала со стороны Волжского проезда – большие залы без перегородок, хорошо освещенные, с сохранившимися на стенах и потолке коваными кольцами с мощными цепями, разрушенные «станки» с обрывками электропроводов, остатки из нескольких стальных стержней на шарнирах – зажимные устройства. Чердачное помещение, большое по высоте и площади, на тот момент сохранило в несколько ярусов расположенные тюремные камеры (как пчелиные соты), вокруг и вдоль них располагались проходы, улицы и переулки. От раскаленной крыши обдавало жаром и нечем было дышать…

При строительстве нового корпуса медицинской академии были найдены человеческие останки, которые сильно пострадали от воздействия кислотных грунтовых вод. Всего обнаружено около 100 человек, захороненных непосредственно на территории УНКВД.

Если Вы будете в Твери 30 октября, то можете стать участником ежегодного традиционного памятного мероприятия: у памятной доски на здании Медакадемии возлагаются цветы, зажигаются свечи, звучат речи и воспоминания…

 

 

Прошло более 70 лет со времени тех трагических событий.
Правду о них нельзя ни замолчать, ни уничтожить.
Имена погибших в волнах репрессий остались
в сердцах их родных, близких, их потомков.
И сегодня к местам, связанным с горькими страницами нашей истории,
к местам, искореженным когда-то черными рвами общих могил,
ведут дороги общей скорби, дороги общей памяти.

 
наверх