Творческое объединение "Книжный клуб"
   
  Издательство Творческое объединение "Книжный клуб"
 
   
  170100 Россия, Тверь, ул. Советская, 54
тел. (4822) 417155  
tverbook@mail.ru  
   
 

Немчинов Г.А.
Жизнь и приключения Вовки Посошкова во время Великой войны

Немчинов Г.А. Жизнь и приключения Вовки Посошкова во время Великой войны

 

ББК 84(Кр)
Н50

 

 

Жизнь и приключения Вовки Посошкова во время Великой войны / Г.А. Немчинов. — Тверь: ТО «Книжный клуб», 2010. – 64 с.

 

 

Генеральный директор – А.С. Полосков.
Технический редактор – Т.Ю. Саватеева.
Корректор – Г.А. Веселова.
Художник – В.Э. Зименс.
Дизайнер – И.Ю. Бодалёва.
Вёрстка – А.Ю. Карасёва.

 

 

В этой книжке рассказывается о детях маленькой русской деревни в первые месяцы Великой Отечественной войны. Эта деревня, как и многие другие наши селения и города, на какое-то время — в разных местах это было по-разному — оказалась во власти врага. В Посошкове немецкие оккупанты хозяйничали три месяца. И за это время маленькие герои книги прошли через многие, порой смертельно опасные испытания... И среди этих испытаний они узнали, как важно для человека иметь друзей, ценить и любить их...

Вот об этом вы и прочитаете здесь, на этих страницах.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие.

 

Часть первая.

Родные и близкие.

— Посошково и Посошковы.

— Мартовское солнце.

— У Медведковых.

— В ближнем лесу.

— Прощание с бабушкой Василисой.

— Война.

— Громовы.

— Убежище.

— Уже втроём.

— В тайну посвятили Ленку.

 

Часть вторая.

Враг пришёл.

— Немцы.

— Оккупанты хозяйничают.

— Неизвестные в посошкове.

— Засада.

— Староста Кузьма.

— На Мошковом болоте.

— Ленка и Люська.

— В картишки с немцами.

— Фёдор Потапыч Каравашкин.

— Снова на болоте.

— Немцы окружены.

— Ночной бой.

 

Часть третья.

В Посошкове тишина.

— Утром в Посошкове.

— Кольцо с голубой змейкой.

— Лето: год войне.

— Школа.

— Посошково в вечерних огнях.

 

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

РОДНЫЕ И БЛИЗКИЕ

 

Посошково и Посошковы

 

В деревне Посошково жили Посошковы — их было целых пять семей, этих Посошковых: и дальних родственников, и однофамильцев, включая Вовку с его отцом Иваном Семёновичем и матерью Клавой.

Иван Семёныч был лесник. Как только Вовка просыпался — первый его взгляд был на стену напротив его койки: если отец был дома, на этой стене, обвиснув на широком кожаном ремне, всегда висело ружьё-двустволка, словно отдыхая и наслаждаясь покоем. Когда отец ненадолго приходил из леса перекусить в обеденное время — он ставил своё ружьё в углу на кухне, сначала переломив стволы и вынув из них золотисто взблёскивающие патроны. Если двустволка была у него на плече — она всегда смотрела дулами вниз.

Отца Вовки редко кто в деревне называл по имени — может быть потому, что уважали его за молчаливую и строгую серьёзность. Ну и, конечно, мать — лишь по имени: Клава да Клава. Мать была дояркой, и чаще всего её можно было найти в небольшом коровнике сразу за деревней.

Расположилось Посошково на большом и широком взгорье. С макушки этого взгорья всё вокруг было открыто глазу. А путник, направлявшийся большаком внизу в соседние деревни или райцентр Оковецк, — лошадный ли, пеший — обязательно кидал взгляд вверх: там, если дело было вечером, всегда светились огоньки. Даже и ночью хоть один, да помигивал, точно звёздочка: в такой час Посошково смыкалось с небом, без труда дотягиваясь до него своими печными трубами. И взгляд путника тотчас теплел. Дорожное сердце его успокаивалось.

Посошково — деревня не из больших, всего тридцать пять дворов. Но с давних уже пор его считали селеньем небедным: помимо всего привычно-сельского, здешние мужики со старых времён занимались тут кузнечным и плотницким делом. Три кузни и теперь дымили в разных концах деревни. Они привычно разбрасывали свой едко-металлический, но пропитанный бодрым духом неусыпной работы дымок. Посредине деревни, далеко отступив в сторону от проезжей улицы, окружённый тесно-родственно сблизившимися холмиками могил, стоял храм Всех Святых. Он издали голубел сильно облезшим куполом. На погост здешний в летние вечера сбегалась детвора поиграть в прятки среди разросшихся кустов сирени — корявые и дремучие кусты эти скорее походили на деревья. Здесь же высились шесть старых, прочерневших от времени берёз.

Посошково волею своей судьбы оказалось в центре семи-восьми здешних деревень, поэтому в девятисотом году в нём построили и земскую школу. С тех пор много поколений школяров сменилось в ней.

Вокруг Посошкова стоял лес: ближний скорее походил на свойский подлесок, подобравшийся к самой усадьбе Вовкиного дома. А подальше — густо темнел уже большой смешанный, в основном состоявший из елей и берёз. Когда отец Вовки уходил по своим лесным делам — сперва в подлеске долго плыла по воздуху его серая в белую полоску кепка, а чуть ельник дремучий начинался — тут же исчезала.

Братьев и сестёр у Вовки не было, этим судьба его обделила, не то что его лучшего приятеля Толика Громова, у которого была старшая сестра Люська. Зато у Вовки есть бабушка Василиса, которую все в деревне зовут Васеня, души в нём не чаявшая, мать его отца. Чаще всего они и дома находились вдвоём. А дед его Семён Фомич уже два года лежал на здешнем погосте. Вовка помнил похороны дедушки как сквозь туман — от неожиданности его смерти и домашнего горя.

А нынче у Вовки — великое событие: ему исполняется восемь лет и он пойдёт в школу. Клеёнчатый портфельчик уже празднично дожидается его, устроившись на высоком комоде в большой комнате — зале. Чуть солнце на него — никелированная пряжка так и вспыхнет!

Дом Посошковых — из самых больших в деревне: Семён Фомич плотничал всю свою жизнь, как не размахнуться было на собственное жилье.

Бабушка Васеня подчас начинала разговор, который сильно не нравился отцу с матерью, пусть они и пытались это скрыть за неловким смехом. А бабушка — своё: «Эва изба-то у нас пятистенка, а бегает-то по ней один наш Вовушка желанный, ну куда ж это годится, скажите вы мне токо?»

Посмотрит Вовка на лица отца с матерью в такие минуты — да вдруг и поймёт: что-то взрослое, непростое чуется за их неловким смехом, и тут жалко ему станет их. Ну что ж делать — один так один. Вон сколько ребятни в деревне. И самые лучшие его друзья среди них — Толик Громов и Ленка Медведкова.

 

Посошково

 
наверх